Если всю мочу собрать можно солнце обоссать

— Леонид Ильич, какое у вас хобби?
— я собираю анекдоты о себе.
— и много вам удалось собрать?
— два с половиной лагеря

Грузину звонят из роддома: — У вас родилась девочка. — Как девочка? Вам что, из обкома не звонили?

Поделиться страницей:
источник

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Дима Вернер: Анекдоты из России

Если всю мочу собрать, да еще умело,
можно Солнце обоссать, чтоб оно шипело.

Два дня сижу я в Интернете,
И мысли только о минете.
Смотрю — девчонки пиво пьют,
Пойду я к ним, авось ДАДУТ…

Однажды, в студеную зимнюю пору
сплотилась навеки великая Русь,
гляжу, поднимается медленно в гору
великий могучий Советский Союз,
и шествуя важно в спокойствии чинном
нам Ленин великий наш путь озарил,
в больших сапогах,полушубке овчинном
на путь и на подвиги нас вдохновил.

Всегда бываю не в себе,
Когда бываю не в тебе.
Я просто невменяемый когда я невтебяемый.

Из куска цветной бумаги
Взявши ножницы и клей
Если хватит вам отваги
Можно сделать пять рублей

Кстати можно сделать десять
Но и десять не спасут
Ведь за это срок навесить
может вам народный суд.

Чтоб с желудком с потрохами
Суд народный подкупить
Нужно деньги ворохами
Целый год туда носить.

Так что милые друзья
торопиться в этом деле
не резон
раз решили делать бабки
надо делать милллллион

Сижу, уткнувшись в монитор
В моей спине торчит топор
Не дали мне, епона мать,
стишок последний дочитать…

Пусть плачут те,
Кому мы не достались…
Пусть сдохнут те,
Кто нас не захотел.

Не пришла ты ночью,
Не пришла ты днем,
Думаешь, мы дрочим?
Нет! Других ебем!

Выш образ всем несет загадку
Как сохранилась ты в наш век?
Чиста, наивна, первозданна
Тупа как первый человек

Ах юность-юность,ради юбки,
Многозначительно и вдруг
Душа бросается в поступки,
Руководимые из брюк.

Проститутки в Совет Федерации
Написали про вред мастурбации.
Председатель, дроча
По совету врача,
Кончил прямо на их апелляцию.

Спят усталые вампиры, ведьмы спят.
На болотах злые монстры ждут ребят.
Даже Крюгер спать ложится,
Чтобы ночью нам присниться.
Ты им пожелай
Баю-бай!

Наступила осень,
Отцвела капуста,

У меня пропали
Половые чувства.
Выйду на дорогу,
Положу хуй в лужу,
Пусть его раздавят,
Все равно не нужен.

Глянул в лужу, в луже — жопа.
Не пойму я ни хуя.
Вдруг мне жопа улыбнулась.
Оказалось — это я.

Ехала машина темным лесом
За каким-то интересом…
Охуенный интерес —
На машине ездить в лес.

Пришла весна, запели птички.
Набухли почки и яички.

Ночью, за старой уборной, алюминиевой ложкой звеня,
Девочка в платьице черном, чавкая, ела коня.
А рядом, в пальтишке кургузом, истрепанном словно любовь
Мальчонка жевал кукурузу осколками нижних зубов

Собаки взасос целовались, кота изнасиловал кот,
Старушка надсадно плевалась — жуки залетали ей в рот
Ночь, за старой уборной слышалась грязная ругань
Два мальчика в платьицах черных чавкая ели друг друга

Зима — не время для любви:
Зимою долго раздеваться.
Пока разденешься.. Увы..
Успеет сперма в кровь впитаться.

А глаза твои синие-синие
С поволокой пушистых ресниц,
А у меня половое бессилие
И гангрена обоих яиц.

Классические японские трехстишия

Перестанем работать.
Будем петь, танцевать, веселиться.
Рис купим в Канаде.

Ах, нашлась, нашлась
Старенькой бабки потеря
У дедушки в кимоно!

Платежная ведомость.
В строчке, где имя мое —
Крупная сумма!

Новый Год наступил.
Беззаботные лица прохожих
Лежат тут и там.

Твист и рок-н-ролл
Танцует всех лучше Васяси —
Стиляга из Токио.

Вот помойка горит.
По двору распространился
Запах яблочного пирога…

Снова манит меня,
Заставляет куда-то бежать
Китайское пиво…

О как ты прекрасна,
Страна Восходящего Солнца,
Особенно ночью!

Цветной телевизор донес
Весточку с Родины милой —
Показали Курилы.

Я сижу один в пустой квартире
На полу валяется рубашка
Я не знаю что творится в мире
Знаю что ко мне придет Наташка

Посидим посмотрим телевизор
Выпьем по бутылочке Столичной
Я скажу ей — Милая Наташка
И себя почувствую отлично

Проведу рукой по милой ляжке
Я не знаю что творится в мире
Знаю это нравится Наташке

источник

Я сейчас люблю подобные стихи, сейчас нашла несколько и решила выложить

Маленький мальчик залез в холодильник,
Маленькой ручкой нашарил рубильник.
быстро замёрзли сопли в носу,
Нет , не доест он свою колбасу!

***
Я люблю, скрывать не стану.
Да не тебя, дурак, СМЕТАНУ.

***
Как незаметно утро наступило,
Валябтся бутылки под столом,
Разбита полка и разлито пиво,
Я уберу наверно всё потом.
Часы стоят, причём стоят недолго,
Пускай стоят, зачем мне время знать?
И денег нет, чтоб оттянуть похмелье,
И нету сил, чтобы ботинки снять.
Вот я лежу в ботинках на кровати,
Во рту помойка и живот пустой,
Способность шевелится я утратил,
И всё же, братцы, я ещё живой.

***
Маленький мальчик рыбу ловил,
Мимо большой проплывал крокодил,
Хруснули кости в могучей руке,
Труп крокодила плывёт по реке

***
Мальчик на кухне тихонько играл,
Сзади бульдозер к нему подъезжал,
Бульдозер на кухне ? Ха-ха — это бред!
Смеётесь? Ну смейтесь, а мальчика нет!

***
Около дома, где сохли две ели
Леночку Петя качал на качелях,
Трос оборвался, брызнула кровь,
Так умирала большая любовь.

***
Мальчик на удочку дёргал рыбёшку,
Но на беду задремал он немножко,
В воду упал к своему огорченью,
Вот он распухший плывёт по теченью.

***
Маленький мальчик на лифте катался,
Всё хорошо, только трос оборвался,
Бабушка роется в куче костей,
Где же кроссовки за 300 рублей.

***
Маленький мальчик играл в водолаза,
Смело нырял он на дно унитаза,
Добрая тётя нажала педаль,
Мальчик помчался в вонючую даль.

***
По реке плывёт кирпич,
Деревянный как стекло,
Ну и пусть себе плывёт,
Нам не нужен пенопласт.

***
По стене ползёт кирпич,
А за ним ползёт другой,
Ну и пусть себе ползёт,
Может он тому жена!

***
По стене ползёт трамвай,
Волосатый как кирпич,
ну и пусть себе ползёт,
Может там у них гнездо!

***
По стене ползёт кирпич,
Волосатый как трамвай,
А за ним ещё один,
Деревянный, как бетон,
Ну и пусть себе ползут,
Точно! Там у них гнездо!!

***
Если всю мочу собрать,
Сделать всё умело,
Можно солнце обоссать,
Чтоб оно шипело!

***
Снова глаз наискосок,
Присосался к бутылке пива,
Я готов, я упал в песок,
По которому ты ходила.

***
Я залезу на сосну,
Осмотрю окрестности,
Я иначе не засну
В этой странной местности.

***
Инструкция на утюге:
» Становится горячим при включении» .

***
Если мальчик не поёт,
Не играет в мячик,
Этот мальчик не живёт,
Это мёртвый мальчик =))

***
Встану рано утром,
Выпью банку ртути,
И пойду подохну
В этом институте.

***
Маленький мальчик на речке купался,
Сзади к нему ЛЕДОКОЛ подбирался,
На палубе громко смеялись все дети:
Слева пол-Пети и справа пол-Пети!

***
Мне мама в детстве выколола глазки,
Чтоб я в шкафу конфеты не нашёл,
Не вижу солнце я и не читаю сказки,
Зато я нюхаю и слышу хорошо!

***
Мальчик конфетку нашёл под ногами,
( Яд в шоколад был подмешан врагами),
Взял, откусил и мальчонки не стало,
НЕ подбирайте с земли что ПОПАЛО!

***
В детской спаленке ни звука,
Только булькал кипяток,
Поливала бабка внука-
Семь часов! Вставай, сынок!!

***
В лесу раздаётся топор дровосека!
Он отбивается от гомосека!
Силы иссякли, упал дровосек,
С улыбкой залез на него гомосек!

***
Зачем любить, зачем страдать,
Ведь все пути ведут в кровать,
Не лучше ль с этого начать?

***
А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят,
Я их выбросил в окошко,
Вон как здорово летят!

***
Девочка Маша рвала малину
И наступила на старую мину,
Долго я буду видеть во сне
Её голубые глаза на сосне!

***
На горе стоит автобус,
А автобус без колёс,
Все колёса растащила
На резинки молодёжь.

***
Маленький мальчик отправился в лес,
от волка, спасаясь на ёлку залез.
-Эх,не хватило парнишке сноровки,
Подумал волчище и сплюнул кроссовки.

***
Бабушка Валя на карнавале
В маске была, чтоб её не узнали.
От страха скончалась внученька Ира,
Увидев бабулю в маске вампира.

***
Девочка Ира, как белка шустра,
Как-то картошку пекла у костра,
Но поскользнулась, упала неловко,
Долго в костре обгорала головка.

***
Ягоды дети в саду собирали,
Взрослые там же картошку копали.
Маша нагнулась! Вот тебе раз!
Лопата прошла через девочкин таЗ !

***
Маша котов на помойке ловила-
Резала, вешала их и топила:
Звери плодятся, им нипочём.
Вырастет Маша и станет врачём!

***
Дядя и тётя пошли на пикник.
Сели на травку- послышался крик.
Принялся дядя тётю журить-
Надо же задом ежа раздавить.

***
Вова Москвин прикольнутся решил-
Чашку бензина у школы пролил.
А старшеклассники просто придурки,
Сколько твердить им: ТУШИТЕ ОКУРКИ!

***
Ругали все, что я упырь, что зверь,
Что я вампир, что кровь я выпиваю..
Поздравьте же, я санитар теперь!
И я в больнице кровь переливаю!

***
Дедушка ехал в трамвае в час пик,
Опять все сидят-возмутился старик.
Потом из фуфайки достал динамит,
И больше в трамвае никто не сидит=))

Новость отредактировал WaRrIoR HeAvEn — 2-12-2010, 15:46

источник

Бумага кончилась! Какое это горе!
Неужто мы не будем больше ср@ть?
Бумага кончилась! Боюсь, что очень вскоре
Придется листьями нам попу вытирать

О, туалетная бумага, поп спасенье!
Какашек злобных страх, гроза г@вна!
Рулон иссяк. В какое-то мгновенье
Я понял, что закончилась она.

Я понял, что ничто на этом свете
Не вечно под луной. И никогда
Рулон, висевший в нашем туалете
Уж не вернется более сюда.

Я вспомнил радостные дни, когда бумажка
Еще висела на держателе. И я,
Бывало, подтирая ей какашку,
Все размышлял о смысле бытия.

Мне вспомнилось былое наслажденье,
Любил я, было, попу подтирать,
И в сладострастно-радостном томленьи
Чудесный аромат г@вна вдыхать.

Но вмиг ушло былое счастье. Снова
Придется в магазин идти за ней.
За белою бумажкою махровой —
Подругою моих суровых дней.

Сижу в раздумье мрачном я в сортире,
Ищу я, чем бы попу подтереть,
Вдруг вспомнил — был ковер у нас в квартире,
Но кто-то уж успел его спереть.

Я отдал бы всё золото на свете
За этот молью съеденный ковер.
Но вот, печально пукнув в туалете,
Я попу дерзко кактусом подтер.

А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!
(вырезано цензурой), (вырезано цезурой)!
За что же мне такое (вырезано цензурой)?!
Где справедливость?! (вырезано цензурой)?

Валяется мобильник где-то рядом,
Планшет из ослабевших выпал рук,
Торчит из попы кактус. Мутным взглядом
В последний раз я обвожу здесь все вокруг.

Мораль сей басни такова — не вытирайте попу кактусом.

Автор: Аннелизе Ван Хельсинг

Молчит унитаз без холодной воды,
Фиговина формы неопределённой
И в недра земли по трубе углублённый,
Сосуд недержаний и острой нужды.

Он рад и хозяевам, рад и гостям,
Его посещают по 33 раза,
Он нас узнаёт по филейным частям,
Но вот без воды — тяжко жить унитазу.

Союз нерушимый фарфора с водой
Сплотила навеки конструкция эта,
Да здравствует созданный для туалета
Великий волшебник – Сантехник седой.

Он краны откроет и наш унитаз
До края напьётся живительной влаги,
И мы расплескаем вокруг, как из фляги,
Продукт нетерпенья, впадая в экстаз.

Окружности поп опустив на стульчак,
Мы трижды подряд пропоем аллилуйя,
И звуками чресел тебе салютуя,
Нажмём на любимый и верный рычаг.

Когда мне становится тягостно жить,
В сортир я имею привычку спешить,
В уютную комнату, где унитаз
Приветливо встретит любого из нас.

Нет места привычней, чтоб время убить,
Здесь можно погадить и можно отлить.
В начале рабочей недели в толчок
Свежайшую прессу кладут на бачок.

От хвори внезапной спасёт туалет,
Потёртая дверь и стальной шпингалет —
За ними, как в тени таящийся вор,
Хихикают злобно понос и запор.

Идёшь туда утром, идёшь туда днём —
В дощатый ль сортир иль в фаянсовый дом.
И с мыслию доброй ты попу подтёр,
Портки подтянул и работать попёр.

Раздайся грязь,
Плывет само,
Высокопробное,
В медалях,
Его Величество Дерьмо!

Пою я оду туалету!
Полезней места просто нету!

Когда бежишь, глаза на выкат
Желаешь только одного:
Была там чтобы дверь открыта
И не было бы никого.

Как попадаешь ты в него,
То забываешь обо всем.
Не думаешь ты ни о чем.
После него так хорошо.

Да здравствует тот человек
Кто туалет придумал!
Хочу поставить памятник,
Никто ж еще не думал.

Сидел бы на толчке в раздумьях
Изобретатель этот самый.
Держал бы он в руках газету,
А возле б прыгал кот с усами.

Но власти нету у меня.
Так помогите же друзья
Поставить памятник мне этот.
И надпись: «СЛАВА ТУАЛЕТУ!»

«Покупайте лишь у нас
Иностранный унитаз,
Пусть подумается попе,
Что она сидит в Европе!»

Прибежали к папе дети –
И стучат к нему в сортир:
— Папа, папа, наши сети
Притащили комплекс «Мир»!

Если к попе присобачить
Сопроцессор фирмы «Крэй»,
Можно гадить в два сортира
В сорок тысяч раз быстрей!

Сниму штаны — но какать не стану.
Вы дайте мир Афганистану!

В туалете на рассвете,
Где бумага вся в дерьме
Новый русский умер — Петя
С пулей в бритом калгане.

Он уткнулся в писсуары —
Видно, в поисках воды
Чу! смятенье в стенах бара —
Слышен горький плачь братвы.

Я памятник себе воздвиг нерукотворный!
И потому, пришлось спускать повторно.

Не допускай утечки газу!
Прижмись плотнее к унитазу!

Давайте говорить
Друг другу комплименты
И прекратим бросать
Друг в друга экскременты.

На войне как на войне —
Обе стороны в дерьме.

Маленький мальчик водку купил,
И младшей сестренке в ротик залил.
Долго блевала она в туалете —
Так веселятся русские дети.

Маленький мальчик пошел в туалет
Взял он с собой бумаги рулет,
Долго смеялась над ним детвора,
Эта бумага наждачкой была.

Если всю мочу собрать,
быстро и умело,
можно Солнце обоссать,
чтоб оно шипело!

Ты не пей из унитаза —
Там бациллы и зараза!
Ручку дерни, воду слей,
Пену сдуй — тогда уж пей!

источник

Завещание админа
как умру — похороните в интернете милом
да в рамблере пропишите тихую могилу
чтобы я бесплотной тенью хостился бы где-то
на каком-нибудь домене посреди рунета

чтоб хранился я в аттаче крупными шрифтами
чтобы слышал как аппачи щелкают скриптами
как глазами грозно рыщут файерволы где-то
как детишки гифы ищут теток неодетых

как лелеет робкий ламер свой дизайн убогий
как зацикленный е-майл ловит демон строгий
как крадется юный хаккер в поисках поживы
как его в неравной драке отключают живо

как гудят в тиши полночной айрси и чаты
как летят по аське срочной письма без возврата
как бодаются рогами гостевые книги
как блестают матюгами споры и интриги

как рождаются скандалы, трескаются семьи
как крадутся виртуалы тихой злобной тенью
как себя бесшумно прячут вирусы в программы
как некликнутыми плачут баннеры рекламы

как кривые чьи-то руки сервер ставят где-то
в общем чтобы слышать звуки в чреве интернета
что простер по разным странам сеть свою могучую
где роится спам поганый грязной жирной тучею.

сослуживцы, сестры, братья, господа и дамы!
собирайтесь и вставайте на борьбу со спамом!
вычисляйте, отключайте, бейте и душите!
да модемы разбивайте, кабели грызите!

и когда кровища брызнет спаммеров постылых
вот тогда вернусь я к жизни, встану из могилы
вылезу с паролем рута — бодрый и воскресший,
уши надеру кому-то, пендалей развешу.
и тогда в сети великой, обновленной боем
на меня скорее кликай, ух чего устроим!

Рассказать вам, что ли, дети, об вот этом интернете?
Интернет — большой чердак,
в чердаке — большой бардак,
в бардаке — две капли смысла.
Остальное — коромысло,
три ведра, четыре щетки,
Вася Пупкин, ржавый гвоздь,
баннер сверху, баннер снизу,
чушь по центру, пальцы врозь,
черемша, пропавший лобзик,
старый кожаный кафтан,
невозможно безобразный отвратительный «слоган»,
тухлый брэндинг,
кислый роуминг,
чмошный лизинг и фидбэк,
на коробке — труп мышиный
и к «ворду» второму крэк,
кучка кала на гестбуке,
а точнее, склад говна (без говна картина наша не могла бы быть полна),
в колесе четыре белки круглосуточно торчат,
называя это счастье иностранным словом «чат»,
и безграмотный, дебильный,
из щелей свисает бред — вот вам, дети, сын прогресса с гордым ником — «Интернет».

Что, понравилось вам, дети? А теперь добью я вас:
наблюдать всю эту пакость стоит где-то доллар в час.

Песнь о зловещих шоколадках
Над шестою частью суши гордо реет «Марс» противный с толстым-толстым шоколадом. В шоколад напихан сахар и шматок густого меда, чтобы части этой сласти застревали меж зубами, разъедая слой эмали на зубах российских граждан!

Боли! Будет много боли!
Вслед за ним маячит «Сникерс», тот, что съел ты — и порядок. Больше есть ты не захочешь ничего до самой смерти, а захочешь, так не сможешь, так как жареный арахис растворяется годами в наших слабеньких желудках!

Жутко, братцы! Просто жутко!
Ну а коли вам все мало, вы резцы свои вонзите прямо в «Баунти» с размаху. И останетесь навечно с чисто райским наслажденьем извлечения застрявших в них кокосовых опилок.

Но страшней всех шоколадка, что зовется «Милки Вэем», та что, гадина, не тонет в молоке, как не старайся. Хоть пихайте ее в пиво, хоть мочите в керосине, не утонет эта плитка, если только ты не держишь ее сам у дна руками.
Знаем мы все этот фокус! Нас оберткой не обманешь! Коль оно в воде не тонет, мы такое есть не будем, будь оно хоть трижды нежным!
Лучше мы пошлем в подарок за границу нашу булку, ту, что знаем, как кирпичик и которая названье оправдает без рекламы и без глупых развлечений с утоплением батона!
А коль будет это мало, мы добавим им колбаски в оболочке из кишочков! Ну, а к ней немного пива в битой поллитровой банке, разведеного из бочки.

Почки! Пусть проверят почки!
Пусть поймут, что кушать можно не такое, что не тонет, а такое, что грызется и проходит до желудка!

Зимняя песня
(почти Алсучья)
Цены поднимаются выше,
Люди замерзают в домах,
Падают ремонтники с крыши,
Значит, наступила зима.

Снова льдом покрылись дороги,
Снова обомживел вокзал,
Снова задавили налоги,
Значит, наступила зима.

Когда зимой Союз распался,
Россия все себе сгребла,
А нам большой кусок достался.
Зима, зима.
С тех пор, как это все случилось,
Мы по уши в зиме.
Как жаль, что это не приснилось мне.

Снова подрались депутаты,
Снова оборзела братва,
Снова нам не платят зарплаты,
Значит, наступила зима.

Снегом заметает ухабы,
Хрюкает голодный кабан,
В Африке цветут баобабы,
Значит, наступила зима.

Когда зимой Союз распался,
Россия все себе сгребла,
А нам большой кусок достался.
Зима, зима, зима.
С тех пор, как это все случилось,
Сидим мы по уши в зиме.
Как жаль, что это не приснилось мне.

Самый большой прикол. это Хелл с русскими буквами(а-ля русская раскладка =)) )

Ой, девчата, рассудите,
потеряла я покой.
Пишут: «Летом с Интернетом!»
Интернет—он кто такой?

Раз зашёл я в туалет,
А попал на Интернет.
Ну маленько растерялся;
В оканцовке обосрался

Наш начальник тянет Сети :
Хочет плавать в Интернете !
Весь запутал кабинет.
Сети — есть, а рыбы — нет.

Выпустила «Майкрософт»
Интернет-Експлорер.
Ой,боюсь,что без трусов
Я останусь вскоре !

Захотелось в туалет,
А зашёл на Интернет.
«Мыло» всё разослано,
А штаны обоссаны.

Раз из гастронома
Перся я домой.
Пива нес баклажку,
Водку с колбасой,
Баночку огурчиков
(Классный закусон!)
Рыбки малосольной,
Ну а к ней лимон,
Хлеба, майонеза,
Баночку с икрой.
И всему в довесок
Нес я ЖУТКИЙ ВОЙ!
Ночь опустит крылья
Мрака над страной,
Вырвется наружу
Этот ЖУТКИЙ ВОЙ!
Нападет на жителей
Нервенная дрожь,
В люке теплотрассы
Зарыдает бомж.
Бросятся родители
Утешать детей —
Выполз на прогулку
Зоолюб-злодей.
Задрожат от ужаса
Звезды и луна,
Девушка, по улице
Не ходи одна!
Этой ночью, лапушка,
Стрём ходить одной,
Этой ночью городом
Правит ЖУТКИЙ ВОЙ!
Вдоль забора медленно
Видишь, я бреду,
Повторяю медленно,
Будто бы в бреду
Страшные, похабные,
Жуткие слова,
Модератор выкинет,
Вставлю их едва:
. . . . .
. . . .. . .
. . . . .
. . . . . .
(Самое приличное слово — это мать)
. Мне лишь псы бездомные будут подпевать.

Сегодня я не читал свою почту
Сегодня модем пищит так больно
Я видел как стартовал инсталлятор
Моя душа плачет

Зачем ты включаешь мне Active Desktop
Зачем ты ставишь мне свой Outlook
Зачем ты изгадил весь Windows
Мне и так больно

Какая боль какая боль Internet Explorer 5.0
Какая боль какая боль Internet Explorer 5.0

Мне больно смотреть в окно на небо
Hа белые облака на голубом
Как стартовый логотип Windows
Я закрываю глаза

Я закрываю глаза и вижу Netscape Navigator
Я вижу в нем свои любимые сайты
Я вижу JPEGи прекрасных женщин
Их лица печальны

Какая боль какая боль Internet Explorer 5.0
Какая боль какая боль Internet Explorer 5.0

Я прощаю ему толстый инсталлятор
Я прощаю ему все его баги
Я прощаю всему миру смех и веселье
Даже тем кто под Linux

Так включай же включай мне Active Desktop
Так ставь же ставь мне свой Outlook
Места на диске хватит на все
Пока еще хватит

Какая боль какая боль Internet Explorer 5.0
Какая боль какая страшная боль Internet Explorer 5.0

Кайф! Я в полном отпаде :rotate:

На горе лежит кобыла,
Сзади очередь стоит.
Многие ее любили
И при жизни тоже.

Отпусти меня, тятя, на волю,
Не держи ты меня под замком.
По весеннему минному полю
Хорошо побродить босиком.

Ветерок обдувает мне плечи,
Тихо дремлет загадочный лес.
Чу, взорвалась АЭС недалече.
Не беда, проживем без АЭС.

Гулко ухает выпь из болота,
За оврагом строчит пулемет,
Кто-то режет в потемках кого-то,
Всей округе уснуть не дает.

Страшно девице в поле гуляти,
Вся дрожу, ни жива, ни мертва,
Привяжи меня, тятя, к кровати
Да потуже стяни рукава.

Месяц светит, но не греет,
Только зря висит, сачок.
Засыпай, дружок, скорее,
Засыпай, мой дурачок.

Прислонившись носом к стенке,
В темноте едва видны,
Спят брюнетки и шатенки,
Спят евреи и слоны.

Свет на землю серебристый
Тихо льется с высоты,
Спят дантисты и артисты,
Рекетиры и менты.

Сквозь волнистые туманы
Продирается луна,
Спят бомжи и наркоманы,
Лишь путанам не до сна.

Спят, забывшись сном усталым,
Сладко чмокая во сне,
Спят под общим одеялом,
Спят на общей простыне.

Все заснуло в этом мире —
Тишь, покой да благодать,
Лишь скрипит в ночном эфире
Наша общая кровать.

Спи, мой милый, спи, хороший,
А не то с кровати сброшу,
Баю-баюшки-баю,
Спи спокойно, мать твою.

Она лежала на кровати,
Губу от страсти закусив,
А я стоял над ней в халате,
Ошеломительно красив.

Она мою пыталась шею
Руками жадными обнять,
Ей так хотелось быть моею.
И здесь я мог ее понять.

Памятка всем, кто считает себя мужчинами. ;)))))))

Я раньше был подвижный хлопчик,
Хватал девчонок за трусы,
Но простудил однажды копчик
В интимной близости часы.

Недвижность мною овладела
Заместо прежнего огня,
Ах, девы, девы, где вы, где вы,
Почто покинули меня?

Весь горизонт в свинцовых тучах,
Где стол был яств, стоит горшок,
Умчался фрикций рой летучих,
Веселый петинг-петушок,

Откукарекавшись навеки,
Вот-вот начнет околевать,
Подайте, граждане, калеке,
Подайте женщину в кровать.

Не доливайте водку в пиво,
Во-первых, это некрасиво.
А во-вторых, снижает слог,
А в-третьих, просто валит с ног.

Не прочищайте пальцем носа,
На это в свете смотрят косо.
Как светских тонкостей знаток,
Рекомендую всем платок.

Не зажимайте дам в парадном,
При здешнем климате прохладном
Столь безыскусный стиль сулит
Партнерам лишь радикулит.

Не гладьте брюки на ночь глядя,
Поскольку брюки на ночь гладя,
Придется снять их все равно,
Чтобы не выглядеть смешно.

Не доверяйте акушерам,
Они завидуют в душе вам.
Когда ж придет пора рожать,
Услуг их следует бежать.

Не ешьте курицу с соседом,
По понедельникам и средам.
А, впрочем, и в другие дни
Старайтесь есть ее одни.

Не все, прочитанное вами,
Возможно выразить словами,
Но тайный смысл заветных строк
И вам откроется в свой срок.

Уронил я в унитаз
Как-то тут намедни
Свой любимый карий глаз.
Правый. Предпоследний.

Глянул он прощальным взором,
Голубиным оком
Прямо в душу мне с укором,
Уносясь потоком.

И с тех пор все снится мне
Ночью в тишине,
Как он там ресницами
Шевелит на дне.

Nymph. Spasibo! Ya w slezah. Menya properlo. Raspliuschilo. Perewernulo. Oprokinulo. Utaschilo. Wozneslo. Okrililo. Dalo cel jisni.

Как писал Nymph
Она лежала на кровати,
Губу от страсти закусив,
А я стоял над ней в халате,
Ошеломительно красив.

Она мою пыталась шею
Руками жадными обнять,
Ей так хотелось быть моею.
И здесь я мог ее понять.

У меня растут года, будет мне семнадцать,
Кем работать мне тогда, чем заниматься?
Вот очкарик инженер свою репу морщит.
Получает сотню «эр», хотя хочет больше.
Вот рабочий у станка смотрит мутным взглядом.
Работа любит дурака, так ему и надо!

Быть рабочим хорошо, а бандитом лучше!
Я б в преступники пошел, пусть меня научат!
Едешь на джипе. В багажнике — тряпки.
Под ними, в коробке — конкретные бабки!
Спросите, как они там оказались?
Квартиры братве завещать отказались.

Быть бандитом хорошо — бизнесменом лучше!
В коммерсанты б я пошел, пусть меня научат!
Кредит получаю — иду в казино.
Блэк-джек и рулетка, стриптиз и вино!
Кредит отдавать — нету денег в бумажнике!
Еду на джипе. (В коробке, в багажнике).

Бизнесменом хорошо — проституткой лучше!
Я б в путаночки пошел, пусть меня научат!
Подходишь к «Интуристу» — клиентов двести!
Что один не сделает — сделают вместе!
Ошибется, кто скажет, что пала я низко.
Я не ради денег, я — интернационалистка!

Проституткой хорошо — наркоманом лучше!
В наркоманы б я пошел, пусть меня научат!
Машинка в руки — работа спорится!
Меня не понять тому, кто не колется!
Тяну косяки, колеса катаю.
Счастливо, ребята, я улетаю!

Наркоманом хорошо — президентом лучше!
В президенты б я пошел, пусть меня научат!
В больнице лежишь — тишина и покой!
Стакан, понимаешь, всегда под рукой.
Покушал, козла с медсестрою забил.
А щас — в Вашингтон позвонить не пора ль нам?
Друзьям, понимаешь. Алло, это Билл?
Ты с кем там сейчас в кабинете оральном?

Президентом хорошо, Муми Троллем лучше!
В Муми Тролли б я пошел, пусть меня научат!
Приехали в клуб, концерт отыграли,
Автографы дали, деньги забрали.
Поедем к Земфире, нам ночь не помеха!
Намочим ей спички, чисто для смеха!

Книжку переворошив, намотай себе на ус —
Все работы хороши, выбирай на вкус.
У меня растет нога. Будет мне 17.
Бабка у меня — карга. Чем мне заниматься?!

У меня растут года, буде мне семнадцать.
Кем работать мне тогда, чем заниматься ?

Вот очкарик-инженер свою репу морщит,
Получает сотню «эр», хотя хочет больше.
Вот рабочий у станка смотрит мутным взглядом.
Работа любит дурака, так ему и надо!

Быть рабочим хорошо, спекулянтом — лучше!
Я б в фарцовщики пошел, пусть меня научат!

Народищу людно на Рижском рынке,
Сдаю косметику и ботинки,
Сдаю варенку и аппарат,
Сшибаю бабки с заезжих ребят.

Спекулянтом хорошо, валютчиком — лучше,
Я б в валютчики пошел, пусть меня научат!

Капуста зеленая в пачки уложена,
Нет для меня ничего невозможного,
Видишь, стоят заграничные шмары?
Тетеньки, есть ли у вас доллары?

Валютчиком хорошо, проституткой — лучше!
Я б в путаночки пошел, пусть меня научат.

Подходишь к «Интуристу» — клиентов двести,
Что один не сделает — сделают вместе!
И не говорите, что я пала низко,
Я не просто так, я — интернационалистка!

Проституткой хорошо — наркоманом лучше!
В наркоманы б я пошел, пусть меня научат!

Машинку в руки — работа спорится,
Меня не понять тем, кто не колется!
Тяну косяки, колеса катаю,
Счастливо, ребята! Я улетаю.

Наркоманом хорошо, металлистом — лучше!
В металлисты б я пошел, пусть меня научат!

Надену на шею железо разное,
Рукой покажу козу безобразную,
И чтобы соляк через фуз застебал!
(Дело не в музыке, важен металл!)

Металлистом хорошо, любером — лучше!
Я бы в любера пошел, пусть меня научат!

Вон человек, на панка похожий.
Панк или нет? Дам ему в рожу!
Вон волосатый враг совдепа,
Хиппи, наверное. Дам ему в репу!

Любером хорошо, в милиции — лучше!
Я б в милицию пошел, пусть меня научат.

Концерт. Лужники. На стульях стоя,
Торчат дураки от какого-то Цоя.
Дубинку сжимаю и хмурю брови.
Посмотрим, какая у вас группа крови!

Книжку переворошив, намотай себе на ус —
Все работы хороши, выбирай на вкус!

У меня растет нога,
Будет мне семнадцать.
Бабка у меня — карга:
Чем мне заниматься?

Крестьянские дети (отрывок из поэмы)

Однажды в студеную зимнюю пору
Иду я с лошадкой. Навстречу — мужик.
Типичный Некрасов — здоровый как боров,
В высоких кроссовках, в руках дробовик.
— Здорово, парнише!
— Привет, дядя Коля!
— Уж много ты знаешь, как я погляжу!
Окуда овчинка?
— Не знаете, что-ли?
— В сельпо спионерил?! Смотри, заложу!
— Поди, не проспались вы, дядя Некрасов!
Пока батя рубит, я шубку ношу.
— А ты мне, давай, не покрикивай басом!
(Сказал стихотворец. Достал анашу.)
— Так я ж говорю вам, там рубит отец!
— А-а, помню, в семье у вас два человека,
Отец твой, да ты, да пожалуй. и все.
Однако, знобит от холодного ветра.
А что, твой папаша — здоровый бугай?
— Бугай-то здоровый!
— Да два километра
Отсюда до лесу. Ну ладно, снимай!

(Некрасов стаскивает с мальчика овчинный полушубок)

— А как же? А я?!
— Да я только померить!
Хорош полушубок, как раз на меня.
А где рукавички успел спионерить?
— Отцовские тоже.
— Ну, это фигня!

(Отбирает у мальчика рукавицы. Далее внимание поэта привлекают сапоги)

— А вот кирзачи велики тебе точно!
Должно быть, с отцовского тоже плеча?
— Да нет, спионерил, когда сверхурочно
Работал на барина Фрол Фомича.

(Надо ли говорить, что мальчик остается уже и без сапог. Некрасов с кряхтеньем натягивает их себе на ноги)

— Не «Пума», конечно, но, в принципе, ладно.
А кой тебе годик?
— Шестой миновал.
— А что, на снегу-то тебе не прохладно?
Да впрочем, привыкнешь. Ну я почесал!
— А мой полушубок?!
— Ступай себе мимо!
— Так я же замерзну!
— А хворост к чему?
Тургеневский лес пионеришь, вестимо?
Смотрю я, ты рожей похож на Му-му!

И шествуя важно в моем полушубке,
В мои сапоги, рукавицы одет,
В спокойствии чинном дымя самокруткой,
Подумал великий российский поэт:

— Крестьянские дети: Кто часто их видит,
Тот, верю я, любит крестьянских детей!
И лишь бессердечные их ненавидят,
Как низкого рода людей.

Храните ж свое вековое наследство,
Любите ваш хлеб трудовой,
И пусть обаянье поэзии детства
Поможет вам жить на землице родной!

(Некрасов глядит на раздетого мальчика и, не в силах сдержать слезы поэтической души, растроганно молвит):

— Избу на скаку остановит!
В горящую лошадь войдет!

С причала рыбачил апостол Андрей,
А Спаситель ходил по воде.
И от этой картины Андрей офигел,
Он такого не видел нигде.
«Как ты делаешь это, скажи мне скорей!»-
Заикаясь, сумел он спросить.
И Спаситель ответил: «Спокойно, Андрей,
Попытаюсь тебе объяснить.»

«Видишь, там на воде —
Толстый слой вещества.
Это твердое вещество
Называется лед.
Он на этой реке
Лежит уже месяца два
Зима на дворе, зима на дворе,
Зима на дворе, идиот!»

Имеющий очи, да прозреет! (Nymph)

Со мною вот что происходит:
Со мной девчонки в лес не ходят.
Силком приходится тащить
И головой об елку бить. . . .

Со мною вот что происходит:
Мне мысли в голову приходят,
Как санитара в темноте
Повесить, падлу, на бинте.

Со мною вот что происходит:
Меня таксист в такси не содит,
А содят после темноты
Разнообразные менты.

Пропала собачка, живущая в нашем дворе.
Она отзывалась на кличку «Люси» детворе.
А может, она на дороге лежит,
Попав под колеса такси ?
Люси.

А может, она во дворе на березе,
Качаясь от ветра висит ?
А может, она где-то с камнем на шее,
В пруду, где живут караси ?
А может, она подыхает в больнице,
Объевшись сельдей «Иваси» ?
Люси.

А может, она умотала на запад,
Наслушавшись волн Би-Би-Си ?
А может, она потеряла рассудок
От музыки AC/DC ?
А может, она где-то в Белых Столбах
От армии хочет косить ?
Люси.

А может, гуляла она по Арбату,
И любер ее загасил ?
А может, ее в фильме «Киборг-убийца»
Шварцнегер из «узи» скосил ?
А может, какой-нибудь муж свиноматки
Ее между рук укусил ?
Люси.

Пропала собака, пропала собака,
Пропала, хоть палец соси !
Люси.

Ты можешь ходить как запущенный сад,
А можешь все наголо сбрить.
Люси,
Кого ты хотел удивить ?

Сползает по крыше старик Козлодоев,
Пронырливый, как коростель.
В постель,
К Люси.

Союз нерушимый республик свободных
Сплотила великая Русь.
— Ребята, а нас за это не посадят ?
Не ссы !
Люси.

Здесь вы можете прослушать вариант этой пародии!

Powered by vBulletin® Version 3.8.5
Copyright ©2000 — 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.

источник

— Ржунимагу, пиши исчо!

Я памятник воздвиг нерукотворный —
16 строк в общественной уборной.

Я ебал её, шутя,
Сиськи белые крутя.
То как зверь она завоет,
То заплачет как дитя!

Сосите хуй на свежем сене,
С приветом к вам — Сергей Есенин.

— Говно вопрос! — был Гамлету ответ.

Сижу я в окопе, а пукнуть нельзя:
Услышат фашисты — погибнут друзья!

Ехал Гитлер через Гитлер.
Видит Гитлер — Гитлер Гитлер!
Сунул Гитлер Гитлер в Гитлер!
Гитлер! Гитлер! Гитлер! Гитлер!

Пейте, дети, молоко.
Туалет недалеко.

Как пиздато, заебато
Сочинять стихи без мата!

Я помыл свою залупу —
Будет детям мясо к супу!

Встретились два друга на вокзале.
Видимо, не виделись давно.
Долго обнимались, целовались,
Пока хуй не встал у одного!

Если вас поставитъ раком
И зажатъ соски в тиски,
И засунутъ хуй вам в сраку —
Хуй вы снимете носки!

Не тужи, дорогой, и не ахай,
Жизнь держи, как коня за узду.
Посылай всех и каждого нахуй,
Чтоб тебя не послали в пизду!

Я холод и голод,
Войну пережил.
Покуда я молод,
Я хуй положил!

Не объёбывай,
Да не объебён будешь,
И объебавший тебя
Да не возрадуется!

Я б Вас послал, да вижу — Вы оттуда.

Прошла зима. Настало лето.
Спасибо партии за это!

Я стою у ресторана
Замуж поздно
Сдохнуть рано.

Как повяжешь галстук — берегись его!
Он тебя задушит. Ночью, одного!

Как повяжут галстук, берегись его,
А не то задушит дома одного.
Туго петля стянется, дернется нога —
Не увидишь маму больше никогда!

Петушок, петушок, золотой гребешок,
Выгляни в окошко, дам тебе в лукошко!

Я достаю из широких штанин,
Кричали женщины: Ура!
И в воздух чепчики бросали.
Ко мне он бросился на грудь,
И спросила кроха:
— А что, у отца-то большая семья?
Хорошая девочка Лида.
А чем же она хороша?
То как зверь она завоет,
То заплачет как дитя.
Есть женщины в русских селеньях,
Отец, слышишь, рубит,
А я отвожу.
Три девицы под окном,
Золотые рожки,
Я б для батюшки царя
За кило картошки.
Не ходите, девки, замуж
За Ивана Кузина,
А у Ивана Кузина
Златая цепь на дубе том,
Наша Таня громко плачет,
Гроб качается хрустальный,
В том гробу хорошая девочка Лида,
Что в дом напротив живет.
Хорошая девочка Лида
Французу отдана.
А три девицы под окном
По Бессарабии кочуют.
— Как звать-то тебя?
— Ленин, — тихо отвечает.
— Ленин? — тут и сел старик.
Мама мыла раму
Из села Кукуево.
Вышла мама на крыльцо,
А у Шуры шары.
Вдруг из маминой из спальни
Вышел заяц на крыльцо.
В его крике жажда бури
И уверенность в победе.
Белеет парус одинокий.
Выходит заяц на крыльцо.
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?
Три девицы под окном
Вышел заяц на крыльцо.
Смешались в кучу кони, люди,
Даже в школу не пошли.
Девки в озере купались,
Смешались в кучу кони, люди,
Я Вас любил,
Смешались в кучу кони, люди,
Однажды в студеную зимнюю пору
Вышел заяц на крыльцо.
Я достаю из широких штанин,
Так дай вам Бог любимой быть другим.
Мораль:
Да будь я хоть негром преклонных годов,
И то без унынья и лени,
Я русский бы выучил только за то,
Что есть женщины в русских селеньях.

— Здорово, бабуля!
— Картошку копаю.
— Пизда ты глухая!
— Да есть и гнилая.
— Хуёв тебе тачку!
— Хотя бы мешочек.
— Ебать тебя надо!
— Пора уже, осень.
— Пошла бы ты на хуй!
— Спасибо, сыночек!

Девушка в красном, дай нам, несчастным!
Девушка в белом, дай нам, несмелым!
Девушка в синем, дай нам, бессильным!
Девушка в чёрном, дай нам, проворным!
Девушка в зелёном, дай нам, мудозвонам!
Девушка в фиолете, дай нам, лучшим на свете!

Король позвал портного:
— Послушай, ты, чурбан!
Для друга дорогого
Сшей бархатный кафтан!

Король позвал портного:
— Послушай, ты, гавнюк!
Для друга дорогого
Сшей бархатный сюртук!

Король позвал портного:
— Послушай, ты, козёл!
Для друга дорогого
Сшей бархатный камзол!

Король позвал портного:
— Послушай, ты, дурак!
Для друга дорогого
Сшей бархатный пиджак!

А у нас в квартире газ — это раз,
Кошки писают в дрова — это два,
Ну, а в третьих, наша мама
С нашим папой не живёт,
Потому что наша мама
Всем и каждому даёт!

Трудно жить на свете
Пионеру Пете.
Бьёт его по роже
Пионер Серёжа.

Но и у Серёжи
Жизнь не сахар тоже.
Бьёт его по харе
Комсомолка Варя.

Но и у Варвары
Жизнь полна печалей —
С нею жить не хочет
Коммунист Виталий.

И у коммуниста
В жизни горя хватит:
Он за октябрёнка
Алименты платит.

Ядерный снежок
Засыпал весь лужок.
Бери скорее саночки,
Иди на бережок!

Пушкин и Летов —
Близнецы-братья.
Мы говорим: «Пушкин» —
Подразумеваем: Летов.
Мы говорим: «Летов» —
Подразумеваем: Пушкин.

Пиздую. Пиздатый пиздячит морозец.
Из лесу навстречу пиздует пизда.
— Здорово, пиздота!
— Пиздуй себе мимо!
— Смотри, допиздишься! А по пиздаку?
И хули тогда ты пиздуешь из лесу?
— Там хуй мой дровишки на зиму хуярит,
Раз хуй на работу нехуйственно встал.
— Да ну тебя на хуй! — раздалися крики.
Лесник хуевертел хуя не за хуй.

В глазах туман

Однажды морем я плыла
В Итальи загорать,
Смотрю: на палубе мужик
На всех вдруг стал орать.
На нём фуражка с козырьком
И был он сильно пьян,
Я догадалась сразу что
Тут был он капитан.
К нему я смело подошла,
Спросила: Как дела?
Потом в каюту привела
И там ему дала.
Я не смогу всё рассказать,
Что он со мной творил,
Меня имел он как хотел
И сильно полюбил.
И до Италии весь рейс
Меня он всё любил,
Потом достал огромный кейс
Мне отпуск оплатил.
Умейте жить, умейте пить
И всё от жизни брать,
А если скажут вам, что блядь —
Так это наплевать.
(Автор: Selivan)

Как хочется ебаться,
Как хочется ебать!
С женской писей целоваться,
Клитор чей-нибудь лизать.

Я на веточке сижу
И на девочку гляжу.
Ветер дунул, я упал
И на девочку попал.
Покатились мы в кусты,
Я стянул с неё трусы.
Она смотрела в небеса,
А я ей делал чудеса!

Есть женщины в русских селеньях,
Их «бабами» нежно зовут —
Слона на ходу остановят
И хобот ему оторвут!

Мороз и солнце, день холодный
Бежит студент, как волк голодный.
Зима, студент не торжествует,
В сандалях обновляет путь.
И голой пяткой снег почуя,
Бежит в припрыжку в институт.
Пустым желудком громыхая,
Студент бежит быстрей трамвая.
И на штанах его давно
В Европу прорвано окно.

Спирт! Озарил мою больную душу. Нет!
Я закуской градус не нарушу. Змей!
Зелёный змей терзает сердце мне опять.
О, пиво с водкой, как же вас мне размешать?

Мой тяжкий крест — похмелья вечная печать.
Я каждый день с утра готов сто грамм принять. Нет!
Алкаш отверженный с оттенком на челе.
Я никогда не буду трезвым на земле.
И после пьянки мне не обрести покой.
Я вновь стакан возьму дрожащею рукой!

Рай. Обещает рай косяк с травою.
Дай. Затянуться, а не-то завою.
И-и-и-и. Заценим, как плывёт над городом утюг.
Или быть может мы увидим новый глюк.
Над коробком с травой трясусь, едва дыша.
В раба мужчину превращает анаша.

Нет. Другой наркотик мне вообще не по плечу.
А на «Момент» садиться даже не хочу.
От «Беломора» мне не обрести покой.
Я вновь косяк забью дрожащею рукой.

Братва, замочите друг друга!
И тех, кто вам гимны поёт.
За круглым столом вам не место, ей богу
И зависть вам спать не даёт.

— Ты перед сном мочилась, Дездемона?
— О да, о да, мой господин!
Мочилась я вон в тот кувшин!
— Умри же, подлая скотина!
Я пил из этого кувшина!

— Ты перед сном мочилась, Дездемона?
— Мочилась, мой хозяин.
— Горшок пустой.
— Я в самовар мочилась!
— Презренная, я только выпил чай!

— Поссым! — Сказал Суворов,
И тысячи хуёв мелькнули у забора.
— Отставить! — закричал Суворов,
Но было поздно, забор уже утёк.

Если всю мочу собрать,
Да ещё умело —
Можно Солнце обоссать,
Чтоб оно шипело!

Я зашёл поссать в парадную,
поскользнулся и упал —
До меня неоднократно
кто-то здесь и срал и ссал!

А у мышек, и у заек,
И у льва, и у дрозда
Обязательно бывает
Или хуй, или пизда!

Клён стоит листвою рдя,
Я вокруг хожу, пердя.
И хоть правильнее «рдея»,
Не могу сказать «пердея»!

Хорошо под небесами
Видеть письку с волосами!

К нам сегодня приходил
Педонекрозоофил.
Мёртвых маленьких зверушек
Он с собою приносил.

— Киса, кисонька, мой котик,
Ты зачем написал в ботик?
— Очень писать я хотел,
До сортира не успел.

Падают снежинки, ветер в жопу дует.
Лишь один крестьянин, сука, торжествует.

На заборе сидит галка.
Вроде бы пустяк.
Пионер приходит с палкой,
И хуяк её, хуяк!

Открыл окно, вскочив с постели,
А сверху — шлёп кусок гавна!
Грачи-засранцы прилетели.
А хули сделаешь — весна.

Когда-то я был молод и не слаб,
Любил я книги, выпивку и баб.
Прошли года, я поседел и сник.
Теперь уж мне, понятно, не до книг.

Если счастье лезет в жопу,
Не отталкивай ногой,
А запихивай рукой!

У семи нянек четырнадцать сисек.

И вот, друзья, я умираю,
Уткнувшись хуем в потолок,
А сам, свободною рукою
Держу пизду за хохолок

Когда умру — похороните,
На гроб посыпьте табаком,
А на могиле напишите,
Что был заядлым ебаком

Вы на могиле не пишите,
Когда родился, сколько жил,
А лишь одно там укажите:
Покойник водочку любил

К моей могиле приведите
12 девушек-блядей
И всех их там переебите
За упокой души моей!

Сделал гадость — на душе радость!

Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша.

Крыша хлопает в ладоши.
Всем спасибо. План хороший.

Национальная японская поэзия

Рисовую лепешку испёк самурай.
Кого угостить?
Самурай, самурай, кого хочешь выбирай.

Потеряла лицо Таня-тян
Плачет о мяче, укатившемся в пруд.
Возьми себя в руки, дочь самурая.

Сын быка движется неровной походкой.
Вздохни полной грудью — кончаются татами,
Падения не избежать.

Собрались простолюдины — кому водить?
С громкой речью шагает вперед
Шишел-мышел-сан.

Чичичи, ловкая древесная обезьяна,
Помогает продавцу кирпичей, дергает веревку.
Дивные звуки.

Девочка и мальчик вместе гуляют по саду камней.
Тили-тили-рисовая похлебка,
Будущий муж и жена.

Пляшут на одной ножке довольные торговцы рисом
Обманули неумного человека
На четыре кулака.

Гейши в озере купались
Нефритовый стержень попался им на глаза.
Блаженство оказалось превыше знаний.

Великие русские хокку

Помню мгновенье:
Передо мною ты, и
Чисто красива.

Я за решёткой.
Сыро в неволе, темно —
Ну не орёл ли?

Честный мой дядя
В шутку решил занемочь.
Нет уваженья!

Лермонтов:

Чести невольник
Пал, оклеветан молвой.
Плюмбум в грудине.

Парус белеет,
В море туман голубой.
Как одиноко!

Дядя мне скажет:
Даром пожары в Москве,
Или недаром?

Некрасов:

В зимнюю пору
Вышел я из лесу, но
Лошадь увидел.

Кто на пожаре
Лошадь мою остановит?
Женщина-дура.

Фет:

Божие птички
Знать не желают труда.
Мне б их заботы.

Сладко ей спится.
Но на заре не буди
В ямках ланиты.

Тютчев:

Нет, не понятна
Эта Россия умом.
Где же аршин мой?

Изготовление плова:

Положить сперва укропу,
А потом баранью жопу,
Рис немного отварить,
Хуй собачий положить,
Две гусиных лапки,
Секель старой бабки,
25 картошек, 17 мандавошек,
Лимонный сок, пизды кусок,
Ведро воды, хуй туды,
Охапку дров и плов готов!

Вариант от «Красной плесени»:

Взять немножечко укропу,
Сунь туда кошачью попу,
Тараканьи лапки,
Сикель старой бабки,
Один носок,
Пизды кусок,
Ведро воды
И хуй туды,
Два подпиздника телячьих,
Бычий хуй
И три собачьих.
На медленном огне варить,
«К ебёной мати» говорить,
Снимать ложкой пенку,
Биться головой о стенку,
Охапка дров,
И плов готов!

источник

Часовой пояс GMT +4, время: 14:36 .