Как выбрать it для закупочной деятельности



Как выбрать it для закупочной деятельности

C какой целью производятся ИТ-закупки и реализуются ИТ-проекты? Мне всегда казалось – см. заметку “Какие критерии оценки качества ИТ-проектов вы используете?” — что если заказчиками являются коммерческие предприятия, то основная цель компьютеризации того или иного бизнес-процесса – повышение рентабельности предприятия за счет повышения производительности труда его сотрудников. Но в реальной жизни все обстоит значительно сложнее.

На недавнем заседании Комитета АП КИТ по мониторингу развития ИТ-индустрии (оно проходило под председательством руководителя Комитета, генерального директора “IBM Восточная Европа/Азия” Кирилла Корнильева) его участникам был продемонстрирован слайд (см. ниже), отражающий итоги опроса 155 ИТ-руководителей компаний среднего и крупного бизнеса, проведенного в начале этого года аналитической компанией “Маркет-Визио Консалтинг” (Marketvisio).

Из этого слайда следует, что для опрошенных ИТ-руководителей главным критерием принятия решения об ИТ-закупках или ИТ-проектах являются даже не “потребности бизнеса” (они располагаются лишь на втором месте), а цена. Тут, правда, не совсем ясно, о какой цене идет речь – стартовой или общей стоимости владения (TCO, total cost of ownership). Ну да это в данном случае не так важно.

Согласно итогам опроса, на 4-м по значимости месте стоит экономическая эффективность, а на 13-м – окупаемость. Далековато, однако, эти, архиважные на мой взгляд, критерии отодвинулись…

Даже соотношение “цена-качество” (на которое делают упор многие ИТ-вендоры) не ставится во главу угла при принятии решения об ИТ-закупках или ИТ-проектах, а располагается лишь на16-м по значимости месте. Причем ценится это соотношение лишь немного выше, чем “профессионализм исполнителя” (17-е по значимости место) и “уровень поддержки” (18-е место). А ведь именно “профессионализм исполнителя” и “уровень поддержки” — главные критерии оценки интеграторской компании. И именно высокими значениями этих параметров интеграторские компании в первую очередь гордятся

Ещё ниже рангом (менее 3% собранных голосов) оказались такие критерии как “удобство для пользователей”(19-е место), “бесперебойность” (20-е место), “масштабируемость” (21-е место) и “открытость” (22-е место). Но почитайте любой “продуктовый” пресс-релиз ИТ-компании – в нем почти всегда главный упор делается на “масштабируемость”, “открытость” и “удобство для пользователей” нового ИТ-продукта или ИТ-решения. Выходит, зря вендоры всеми силами стараются улучшить эти параметры? Ведь при принятии решения о закупках ИТ-товаров данные параметры практически не принимаются во внимание!

Может, на итоги этого интереснейшего опроса Marketvisio повлияли какие-либо особенности нынешней бизнес-обстановки в мире или нашей стране? Генеральный директор “Маркет-Визио Консалтинг” Сергей Дьяченко отвечает на этот вопрос следующим образом: “Такого рода опросы мы проводим достаточно давно, и нынешнее распределение ответов мало чем отличается от предыдущих”.

Для полноты картины ниже приводится отраслевой состав 155 респондентов, принявших участие в опросе Marketvisio, некоторые итоги которого были рассмотрены выше.

Может, в других отраслях иерархия критериев принятия решений об ИТ-закупках и ИТ-проектах выглядит иначе? Что вы думаете на этот счет?

А ещё интересно вот что. Ведь сколько разговоров идет о Федеральной контрактной системе (ФКС), которая призвана заменить 94-ФЗ и позволить федеральным структурам осуществлять закупки не только по критерию цены (см., например, заметку “Создается Национальная ассоциация институтов закупок”). А тут получается, что даже коммерческие предприятия при ИТ-закупках и ИТ-проектах об их эффективности думают далеко не в первую очередь. То есть ФКС заведомо обречена на провал?

Источник статьи: http://www.itweek.ru/business/blog/business/2568.php

Для чего нужны закупки, и как это выглядит с точки зрения ИТ

Есть четыре группы тендерных закупок:

  • Госзакупки — когда что-то закупает госорган вроде Минздрава или госучреждение типа школы. Они проводятся в жёстких рамках 44-ФЗ, там каждый чих строго регламентирован.
  • Корпоративные закупки — когда, например, закупаются компании с госучастием, их «дочки» и «внучки», естественные монополии. Такие закупки проводятся в более мягких рамках 223-ФЗ.
  • Коммерческие закупки — когда закупку полностью проводит частная компания, которая хочет просто подешевле что-то купить.
  • Закрытые закупки — когда приглашаются поставщики из закрытого списка, например, из-за наличия гостайны.

О коммерческих закупках я ещё расскажу отдельно. А пока нас интересуют закупки по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Начиналось всё это с бумаги. И в этом была большая проблема.

Как реализована экосистема

Сначала были только бумажные процедуры закупок. Вот тут в посте про открытость этой экосистемы я уже писал, почему возникла необходимость перевести госзакупки в электронный вид. Начали пробовать. Сначала (в 2009 году) провели эксперимент на первых трёх площадках:

— «Единой электронной торговой площадке»;
— площадке «Агентства по государственному заказу Республики Татарстан»;
— площадке «Сбербанк-АСТ».

Эксперимент удался — результаты всех удовлетворили. Интеграция с официальным сайтом госзакупок (тогда — ООС, ныне — ЕИС) прошла успешно. Государство убедилось, что с помощью электронных аукционов можно экономить бюджет. Для усиления конкуренции между площадками в 2010 году решили провести полноценный отбор «операторов электронных торгов по госзаказу». Несмотря на то, что всего было подано 14 заявок, отбор прошли только пять площадок, и в итоге к уже действующим трём добавились:

— площадка «РТС-Тендер»;
— площадка «ММВБ» (ныне — «Национальная электронная площадка»).

Затем в 2016 году (по предложению одного из министерств) было решено включить в этот перечень ещё одну площадку — «Российский аукционный дом». А в 2017 году для проведения только закрытых процедур, содержащих гостайну, была создана специализированная площадка «АСТ ГОЗ».

После внесения масштабных поправок в 44-ФЗ и 223-ФЗ в 2018 году был проведён новый отбор электронных торговых площадок.

Сейчас финальный список действующих площадок для проведения государственных и корпоративных закупок выглядит так:

— «Единая электронная торговая площадка»;
— площадка «Агентства по государственному заказу Республики Татарстан»;
— площадка «Сбербанк-АСТ»;
— площадка «РТС-Тендер»;
— «Национальная электронная площадка»;
— площадка «Российский аукционный дом»;
— площадка «ТЭК-Торг»;
— «ЭТП ГПБ» (электронная торговая площадка «Газпромбанка»);
— площадка «АСТ ГОЗ» (только для закрытых закупок).

Так что же представляет собой электронная торговая площадка? Для обычного пользователя площадка выглядит как обычный сайт с возможностью регистрации и последующим доступом в личный кабинет. На деле это многоуровневая информационная система, в которой аккредитованные поставщики, авторизовавшись по электронной подписи (ЭП), могут выбрать заинтересовавший их тендер и принять в нём участие. Сама процедура закупки проходит практически полностью в автоматизированном режиме по установленным законами правилам закупок. Поработать руками поставщику придётся только при подаче ценовых предложений во время аукциона, когда он самостоятельно отслеживает ход торгов. Ранжирование участников по предложенным ценам тоже происходит автоматически. А вот победителя заказчик определяет сам, хотя и с помощью структурированной информации с площадки. Любое действие поставщика, заказчика и самой площадки при проведении закупок залогировано.

Вокруг всего этого уже сформировалась некая сервисная инфраструктура. Участникам закупок нужно понимать, какие финансовые сервисы им потребуются, как получить ЭП и как с ней работать. Некоторым из них, особенно новичкам, нужно обучиться и получить, так сказать, некие инструкции к действию. А кому-то требуется понять специфику закупок конкретной крупной компании, потому что он хочет продавать свою продукцию только ей. Да и заказчикам тоже иногда требуются подсказки. Всё это и привело к созданию различных допсервисов.

Одной из самых сложных была задача по настройке системы обеспечения заявок и введению механизма специальных банковских счетов. Про это я ещё расскажу отдельно, там как раз много интересных нюансов.

Ещё существует государственный «независимый регистратор», работающий по принципу чёрного ящика в самолёте. При помощи спецоборудования эта система мониторит и скринит все действия в ходе торгов. Похоже на вебархив, только с высокой детализацией.

Как это всё эволюционировало?

После того как экосистема заработала, было ещё много разных изменений. По мере того как менялись законы, чтобы больше соответствовать реалиям цифрового века, менялись и торговые площадки, чтобы и заказчикам, и поставщикам было удобнее.

Недавно к электронным аукционам добавили электронные конкурсы, запросы котировок и запросы предложений. С октября заказчики их использовали по своему желанию, а с 1 января эти способы закупок стали обязательными для использования. Таким образом, не прошло и 10 лет, как мы пришли практически к 100%-ой электронизации госзакупок.

Финансовая модель участия в закупках выглядит так: для подачи заявки на участие в закупке нужно внести обеспечение. Это делается для того, чтобы какие-нибудь нелюди, например, не обрушили торги. Внеся обеспечение заявки, ты как бы подтверждаешь серьёзность своих намерений по участию в тендере. Обеспечение — это некий процент от суммы контракта.

Если раньше (до октября 2018 года) обеспечение вносилось на лицевой счёт на площадке, где оно блокировалось на время проведения торгов, то теперь его необходимо вносить на специальные счета в банках, отобранных правительством.

Также законодатель ввёл тарифную плату, которую обязан заплатить каждый, кто заключает контракт. Размер такого тарифа — 1 % от начальной цены контракта, но не более 5 000 рублей. Для социальных некоммерческих организаций и малого бизнеса установлен льготный предел тарифа — не более 2 000 рублей.

А начиная с 1 января 2019 года всем поставщикам необходимо регистрироваться в Единой информационной системе в сфере закупок (ЕИС). Такая регистрация позволяет проходить аккредитацию один раз и сразу на всех отобранных по 44-ФЗ электронных площадках, а не на каждой площадке в отдельности.

Для поддержания площадки и внедрения всех этих изменений у нас есть IT-отдел из 400 человек (большая часть — это разработка и поддержка шлюзов и интеграционных модулей до банков и платформ крупных заказчиков, ну и борьба с легаси). Кроме того, у нас есть два ЦОДа со вторым классом защиты.

Чем ещё отличаются друг от друга электронные торговые площадки?

Основные сервисы и функционал площадок практически не отличаются друг от друга, но разница всё же есть.

Вот основной список отличий:

— Количество аккредитованных на площадке поставщиков. На ЕЭТП, например, аккредитовано больше 450 тысяч поставщиков, участвующих в закупках, что является довольно высоким показателем по сравнению с некоторыми площадками. То есть уровень конкуренции, а соответственно и эффективности торгов, на нашей площадке может быть существенно выше.

— Дополнительные сервисы для поставщиков. К примеру, к нам может обратиться крупная компания со списком поставщиков, участие которых желательно для этой компании. Далее мы организуем аккредитацию этих поставщиков на нашей площадке, и они будут участвовать в закупке вместе с остальными участниками (со своими конкурентами).

— По запросам наших клиентов мы проводим маркетинговый анализ рынка и выявляем рыночную стоимость товаров, работ и услуг. Предположим, компания не уверена, что то, что она закупает сейчас, действительно стоит этих денег. Наши специалисты проводят для неё анализ рынка и сообщают реальную стоимость того или иного товара/работы/услуги.

— Качественные технические характеристики и стабильность работы площадки и сервисов.

— Техническая и юридическая поддержка. У нас есть собственный круглосуточный колл-центр для быстрой и удобной помощи клиентам. Таким удобством может похвастать тоже не каждая площадка.

Вообще в каждый из аспектов работы площадки можно углубляться практически бесконечно начиная с того, какой алгоритм шифрования выбран для электронной подписи (и какие огромные нагрузки это создаёт на волне атаки ботов), и заканчивая архитектурой электронных процедур.

Очень много всего, конечно, происходит в парсерах и коннекторах: там особая разновидность хайлоада. Мы уже даже столкнулись с тем, что оптимизацию на PHP-стеке мало кто понимает: когда мы собеседуем разработчиков, они чаще всего — из веб-сферы, и навыки алгоритмизирования у них исключительно латентные.

Но я продолжу выходить на связь и рассказывать, что да как. Потому что одна из наших задач — это сделать так, чтобы как можно больше людей в стране точно понимало, как в действительности устроена цифровая экосистема закупок.

Источник статьи: http://habr.com/ru/company/roseltorg/blog/436970/


Adblock
detector