Умереть или жить как выбрать



Что лучше жить или умереть?

Вопрос, вынесенный в заголовок, может показаться странным. Вроде бы и вопроса такого нет.
Однако мы знаем, что люди часто убивают друг друга – а иногда и себя.
Народы и государства также нередко охватывает настоящая страсть к самоуничтожению. Вспомните хотя бы Третий Рейх.
Вопрос этот (что лучше: жить или умирать?) неактуален только для животных. У них нет альтернативы. Нет права выбора, нет внутренней свободы.
Для людей же это очень актуальная проблема.
И ответить на этот вопрос не всегда бывает просто.
Скажем, моя мама за 2 месяца до смерти сказала: «Я хочу, чтобы ЭТО поскорее кончилось!» Она умирала от рака, а как умирают от рака в России – всем известно.
«ЭТО» — в данном случае значит не только «мучения, болезнь» — но и «ЖИЗНЬ». Потому что она знала, что скоро умрёт.
* * *
Как отвечает на этот вопрос современное человечество, как вообще на него отвечают разные люди, — зависит от их образа жизни. От того, ради чего и как они живут.
Моя мама очень любила жизнь, была жизнестойким и жизнерадостным человеком. Но ТАКАЯ жизнь, на какую её обрекли страшная болезнь совместно с российской «медициной», её не устраивала до такой степени, что смерть оказалась привлекательней.
Если бы она могла, обязательно поступила бы так, как генерал Апанасенко, — но у неё не было оружия.
Сейчас, на наших глазах, происходят, как многим кажется, неожиданные и катастрофические события.
Многие люди верили ещё недавно – и даже верят по сей день – что современное человечество стало пацифистским. Люди разлюбили войну и смерть – и полюбили мирную жизнь. Хотя до этого многие тысячелетия постоянно воевали.
Напомню некоторые характерные эпизоды.
С 1337 по 1453 гг. длилась т.н. «Столетняя война» между Францией и Англией. С 1618 по 1648 гг. продолжалась Тридцатилетняя война в Германии. Обе привели к огромным опустошениям и жертвам (не только от самой войны, но и от вызванных ею голода и эпидемий). В 1438 г. Париж опустел, по городу бродили волки. К концу Тридцатилетней войны население южных германских земель уменьшилось на две трети. С 1864 по 1870 гг. Парагвай вёл войну против Бразилии, Аргентины и Уругвая, в результате которой погибло 90% мужского населения Парагвая.
Список этот можно было бы продолжать бесконечно.
Постоянно воевать друг с другом люди перестали совсем недавно, в историческим смысле – буквально вчера: после 2-й мировой войны.
Это странное состояние человечества (вызванное не сущностными его изменениями, а только страхом перед возобновлением этого ужаса и усталостью) длится уже почти 7 десятилетий.
Действительно, сейчас война идёт только в ЦАР (Центральноафриканской республике), Ливии, Сомали, Южном Судане, Мьянме, Афганистане, Ираке и Украине. Сущие мелочи. И люди уже привыкли к этому: к тому, что войны нет, что мир – нормальное состояние человеческого общества.
Однако именно сейчас у многих возникает ощущение какого-то тектонического сдвига – предчувствие Третьей мировой войны.
Это ощущение реально: большая война сейчас очень возможна.
Война возможна как взрыв безумия, которое накопилось за годы мирной жизни. Но ещё и как протест против той мирной жизни, которой приходится жить современным людям. То есть – это тот же мотив, что у моей мамы, когда она умирала. «Поскорей бы всё это кончилось!». Невозможно уже терпеть!
Правда, этого почти никто не осознаёт. Но одной из причин этой войны, если она начнётся, будет бесконечная усталость – теперь уже от мира, от того мира, который есть сейчас – и фактически подсознательный ответ на наш вопрос (что лучше: жизнь или смерть?): ЧЕМ ТАКАЯ ЖИЗНЬ – УЖ ЛУЧШЕ СМЕРТЬ!
* * *
Разумеется, это моё утверждение тем более покажется многим фантастическим.
Но это ничего. Когда Галилей говорил, что Земля вертится вокруг Солнца, а не торчит, как гвоздь, в Центре Вселенной, это утверждение тоже казалось странным.
Чтобы понять, почему может возникнуть такое – разумеется, неосознанное, но тем не менее, достаточно сильное – желание, своего рода – страсть к саморазрушению – нужно понять, кто такой «Человек», что ему нужно, каковы его потребности – и насколько они сейчас удовлетворяются.
Фактически мы сейчас имеем дело всего с 2 типами социумов.

1) Его условно называют «тоталитарным» или «авторитарным». В чистом виде почти уже не встречается, разве что – в Северной Корее. Однако более мягкие варианты по-прежнему распространены, например, такие социумы в Китае и России.
Такие социумы поощряют отказ человека от удовлетворения своей главной потребности – в полноценном человеческом развитии и самоуважении (взрослении) – за счёт очень простых средств управления: кнута и пряника. Т.е. людей просто запугивают, на тех, кто ведёт себя недолжным образом, обрушиваются репрессии (надо уточнить, что десятки тысяч невинно осуждённых предпринимателей в России – это тоже репрессии; и даже – невозможность спокойно работать и продвигаться по социальной лестнице для способных людей – тоже репрессии), тогда как конформных поощряют социальным благополучием. Государство в таких странах стремится контролировать население, все стороны его жизни — в максимальной степени. Основной ценностью здесь является само государство или какие-то крупные государственные корпорации – а не отдельный человек. Законы в такой стране обычно действуют выборочно: есть категории людей, чьи привилегии включают в себя право на нарушение закона. Отношения между властью и населением напоминают отношения строгого Отца и полностью зависимых от него, послушных детей.

2) Второй тип – т.н. «либеральные» социумы. Здесь средства управления более современные и изощрённые. Главным образом, применяется непрямое манипулирование (с помощью масс-медиа и искусственно созданного общественного мнения) и поощрение материальными благами и т.н. «правами и свободами». В отличие от т.н. «тоталитарных», «либеральные» социумы стремятся к тому, чтобы люди вели себя должным ( т.е. удобным для наиболее эффективного функционирования данного социума) образом не под влиянием страха, а по доброй воле. Чтобы они отказались от полноценного развития и свободы сами. В этом обществе приветствуется инициатива и профессионализм, если они выгодны для сложившегося типа общества. Невыгодные типы активности не репрессируются, а просто тихо замалчиваются и не поддерживаются. Разумеется, конформное поведение тоже поощряется – и даже более щедро, чем в социумах 1-го типа. Главной ценностью является не государство, а человек, но понимаемый КАК ЖИВОТНОЕ. То есть: человека нужно как можно лучше лечить. Он должен хорошо питаться. Он должен жить в благоустроенном, комфортном жилье. Его безопасность должна быть защищена. Он должен пользоваться полной свободой передвижения. Законы здесь неукоснительно соблюдаются. Однако существование духовных потребностей – полностью игнорируется. Т.е. уничтожение человеческого в человеке здесь достигается за счёт поощрения и утверждения животного в нём.
* * *
Наверное, легче это понять на конкретных примерах – с помощью аналогии.
Представьте себе, что мы живём на планете, населённой всего лишь 2-я семьями.
Одна – семья алкоголиков и психопатов. Отец в этой семье требует от всех безоговорочного подчинения, бьёт детей и жену за непослушание – или просто так, когда попадутся под горячую руку. Живут они — то сверхбогато, разбрасывая деньги направо и налево, – а то чуть ли не нищенствуют. Дом у них плохой, двор зарос сорной травой.
Никакие правила и законы в этом доме не соблюдаются, так как Отец творит полный произвол. Дети время от времени спасаются у единственных соседей, нравы которых совсем другие.
Это люди солидные, положительные. У них очень аккуратный, ухоженный дом, подстриженный газон. Размеренная, упорядоченная жизнь. Очень благополучная. Однако люди они ко всему равнодушные. Главная их ценность – собственная выгода. Кроме благополучия и комфорта, они ни к чему не стремятся. Они не любят своих беспокойных соседей и даже боятся их. Больше всего им хотелось бы, чтобы соседи как-нибудь сами собой вымерли – или остепенились и превратились в точно таких же сытых, скучных, довольных и благопристойных обывателей, как они сами.
Вот такие две семьи. И БОЛЬШЕ НИКОГО НЕТ.
В какой семье вы предпочли бы жить?
Конечно, жить в России – и в любой другой подобной стране – ужасно. Не знаешь, что с тобой и твоими близкими будет завтра. Вокруг творятся тысячи подлостей и преступлений, а ты бессилен что-либо изменить. Но в России всё же люди до сих пор бескорыстно общаются. Иногда – помогают друг другу.
Для Общества Потребления же характерна гораздо более полная разрушенность человека, более полное уничтожение человеческого в человеке.
* * *
Человек нуждается в бескорыстии. Т.е. он хочет бескорыстного внимания к себе со стороны других людей – и сам хочет бескорыстно отдавать свои силы, время и внимание другим. Однако жизнь в Западной цивилизации устроена таким образом, что ни первое, ни второе невозможно. Есть формализованные институты, которые хорошо отлажены. Материально помогут социальные службы. Лечат врачи. Учат учителя. Защищает полиция.
Помогать никому не нужно. А если тебе требуется помощь, то ты звонишь в соответствующую службу.
Бескорыстие, теплота человеческих отношений почти исчезли из жизни.
Люди по природе своей – глубоко социальные существа. Им нужно постоянно чувствовать свою общность с другими людьми. Скажем, в первобытном обществе каждый ощущал себя частью своего племени. Сейчас человек в состоянии ощутить свою общность только с членами своей семьи. Если она есть. Институт семьи в Западной цивилизации тоже разрушается. Число разводов во многих европейских странах превышает число браков.
Люди стали страшно одиноки. Они не общаются друг с другом, у них обычно нет подлинно близких людей (даже среди членов своей семьи), нет никаких прочных человеческих связей. Взамен им предлагаются эрзацы: скайп, социальные сети. Их популярность связана с почти полной разрушенностью живого общения, с его исчезновением из жизни. Люди уже разучились нормально общаться. Их контакты с себе подобными очень поверхностные, слабые – и легко рвутся, как гнилые нитки.
Между тем, одиночество для человека – страшно мучительно.
Люди потеряли ощущение осмысленности своей жизни, её целесообразности. Они функционируют более или менее успешно как винтики огромного социального механизма, но при этом перестали понимать, зачем живут, в чём смысл их жизни. Это для человека тоже невыносимо.
Человек хочет не просто жить: т.е. биологически существовать, питаться, благоустраиваться, размножаться. Человек по природе своей – существо духовное. Правда, его духовные потребности могут внешне не проявляться в тяжёлых условиях существования. Когда нечего есть, человек стремится найти еду, и ему самому кажется, что именно это для него главное.
Однако именно тогда, когда его биологические потребности удовлетворены, в душе человека просыпаются, громко заявляя о себе, его на самом деле самые главные – специфически человеческие, духовные – потребности.
А вот их-то современное общество удовлетворять людям не даёт.
Это очень мучительно, ужасно для людей.
Известно, что в Швейцарии – одной из благополучнейших стран Запада – чрезвычайно высокий уровень самоубийств среди молодёжи. Швейцария не принимала участия ни в 1-й, ни во 2-й мировых войнах. Это страна банков и высоких технологий. Страна с самой высокой в мире минимальной зарплатой. Страна с великолепной экологией и чудесной природой.
Но молодые люди там часто предпочитают жизни – смерть.
* * *
Хотя почти никто этого не осознаёт сейчас, у очень многих людей возникло сильнейшее внутреннее напряжение, вызванное невыносимостью для них ТАКОЙ мирной жизни. Они не понимают, что с ними происходит, — но чувствуют, что что-то не так.
Им хочется, чтобы ЭТО поскорее кончилось.
Хотя европейцы всё ещё цепляются за свой благополучненький, уютный мирок, они тоже начинают просыпаться, чувствуя, что отсидеться не получится, не удастся. Что что-то начало происходить, что-то сдвинулось – и нужно как-то на это реагировать.
Пока, кроме Бородаев-Гиркиных, воевать на сознательном уровне не хочет никто. Но сознание в жизни современных людей почти никакой роли и не играет. Большинству оно нужно лишь для того, чтобы оправдывать свои поступки, совершённые под влиянием эмоций или различных внушений (со стороны СМИ, например).
Поскольку современные люди в вопиющей степени не способны меняться, не способны к экзистенциальному поиску (т.е. творческому поиску другого уклада, образа жизни, творческим социальным преобразованиям – не в рамках уже сложившейся модели), к конструктивному самоизменению – они неизбежно должны чувствовать внутреннюю потребность всё это мирное безумие взорвать.
И тогда начнётся война.
Она не будет правильной, справедливой и очистительной. Но – она будет закономерной. И она не будет хуже ТАКОГО мира. Потому что для человека ничего не может быть хуже, чем бессмысленно, бездарно потратить свою единственную уникальную жизнь ради того, чтобы международные корпорации получили побольше прибыли.
Пусть миллионные человеческие массы этого совершенно не осознают – но кончают же с собой эти швейцарские подростки. Хотя их жизнь с пелёнок обеспечена, их всех ждёт – по современным понятиям – исключительно благополучное и счастливое существование.
Но они выбирают смерть.
Если Третья Мировая война начнётся, то, во многом, это будет взрыв протеста против ужасной, бессмысленной, бесконечно одинокой, убивающей душу человека МИРНОЙ жизни.
* * *
Война ничего не создаёт.
Но она может расчистить место.

Впрочем, есть и такая точка зрения.
Когда-то на Земле жили неандертальцы. Считается, что они просуществовали примерно 150 тыс. лет, т.е. гораздо больше современного человека. Это другой биологический вид. Но – тоже человек.
Неандертальцы, судя по всему, оказались мало способны к техническому (рука недостаточно гибкая) и интеллектуальному развитию.
Соответственно, встала задача (перед тем, кто всех нас создал) – устранить эти недостатки. Homo Sapiens – это и есть Его работа над ошибками. Сапиенсы жутко умные и достигли невероятных высот в техническом развитии – но при этом обнаружили полную неспособность К ОЧЕЛОВЕЧИВАНИЮ. Нравственно и духовно сапиенсы скорее деградировали с первобытных времён, чем продвинулись вперёд.
Получается, это тоже неудачный проект.
Сделав упор на интеллект и способность к созданию технических приспособлений, Он опять ошибся – как уже не раз ошибался в ходе эволюции. Что естественно для любой творческой личности: без ошибок творчество невозможно.
Тогда сапиенсы просто вымрут – как вымерли неандертальцы.
Насколько правомерна такая точка зрения, я не знаю, так как не считаю себя специалистом в этих вопросах.
Но мы знаем, что к полному самоуничтожению сапиенсы полностью готовы. Они располагают для этого всеми возможностями – и даже более чем.
Если эта точка зрения неверна, то в любом случае обречена современная цивилизация, построенная на уничтожении Человека в человеке, на полном игнорировании его духовной природы.
А как её уничтожить?
Нашим Творцом всё устроено так, что Он сам никогда не вмешивается в происходящее на Земле. Зло всегда уничтожает себя само. Для этого предусмотрен механизм самоуничтожения Зла.
Так что Большая Война имеет смысл.
* * *
Человек хочет не просто жить. Есть, спать, ходить в туалет. Даже если люди на сознательном уровне готовы этим удовлетвориться, они на самом деле всё равно не смогут так жить.
Поэтому ТАКОЙ мир, какой есть сейчас, не стоит ценить уж очень высоко.
Конечно, война ужасна – но именно ТАКОЙ МИР прокладывает дорогу к ней.
* * *
Людям нужно научиться строить свою жизнь так, чтобы вернуть каждому человеку ощущение осмысленности своей жизни. Чтобы каждый имел возможность ощутить свою общность со многими – близкими ему по духу – людьми, не страдал от одиночества. Чтобы каждый ощущал свою нужность – именно в качестве Человека, уникального и неповторимого, – а не в качестве винтика социальной машины. Чтобы каждый вернулся к себе, к Человеку к себе, к духовным основам человеческого существования.
Люди не сумели этого сделать. Они не понимают, что они – Люди. Они не понимают, что это значит – быть «человеком», что означает это слово.
Главное условие устойчивости социума – не экономика, а НРАВСТВЕННОСТЬ И ДУХОВНОСТЬ. Нравственная чистота (невозможная в обществе, построенном на природном, заимствованном у растений и животных, принципе конкуренции за житейские блага), полноценное развитие и человеческое счастье каждого человека – вот основные ценности здорового общества. Развитие – не техники, не отчуждённых социальных институтов – а именно САМИХ ЛЮДЕЙ.
Джулиано Хаксли когда-то сказал, что образ жизни людей будущего будет отличаться от нашего – так же, как наш образ жизни отличается от образа жизни синантропа.
Я не знаю — и никто не знает — будет ли этот Человек Будущего принадлежать к нашему биологическому виду. Но уверен, что Дж.Хаксли прав.
Нужно двигаться вперёд. А Общество Потребления – как и глубоко архаичная, феодальная по сути своей, Россия – преграждают путь, мешают этому. Эта преграда должна быть уничтожена.
Справедливо, если эти два безумных социума сойдутся в смертельной схватке, подорвут силы друг друга – и расчистят дорогу другим культурам, ценностям, укладам жизни.
* * *
Война – не может быть Добром.
Но она может быть меньшим Злом – по сравнению с ТАКИМ миром, который человечество сумело для себя устроить.

Источник статьи: http://proza.ru/2014/08/11/464


Adblock
detector