Управленческий учет как выбрать валюту



Выбор валюты в управленческом учете

Российские правила бухучета не предусматривают выбора валюты учета. Таковой валютой может выступать только рубль (см. Положение по ведению бухгалтерского учёта и бухгалтерской отчётности в Российской Федерации, п. 9). В тоже время, при выборе валюты управленческого учета руководство компании вольно в своих решениях. Так в начале 90-х годов в условиях гиперинфляции в России наиболее популярной валютой учета был доллар. При этом даже было не важно, в какой валюте компания совершала свои трансакции. Просто, рубль не позволял адекватно оценивать финансовые результаты деятельности. Компании, существующие на рынке с тех времен, часто по инерции, продолжают вести управленческий учет в долларах.

Однако, времена меняются. Во-первых, и на мой взгляд, это самое важное, большинство цен в стране номинировано в рублях. Во-вторых, всё больше и больше иностранных производителей начинают самостоятельно импортировать свою продукцию в Россию и продавать ее за рубли. В-третьих, большинство зарплат, арендных ставок и прочих основных расходов компаний номинировано в рублях. И, наконец, волатильность курса доллара существенно снизилась по сравнению с лихими девяностыми (рис. 1).

Рис. 1. Волатильность курса рубля к доллару; обычно волатильность – это стандартное отклонение данных за год; поскольку курс за период наблюдения значительно вырос, для сравнения данных я выразил волатильность в долях среднего годового значения (подробнее см. Excel-файл)

Скачать заметку в формате Word или pdf, примеры в формате Excel2013

Выбор валюты учета – это не только (и не столько) учетная «заморочка». Неверный выбор учетной валюты может приводить к неверным суждениям, и негативно сказываться на бизнесе. Рассмотрим пример. В торговой компании Альфа в качестве учетной валюты принят доллар. Компания закупила наборы офисной мебели по цене 12 000 руб. за комплект. Торговые агенты компании продают комплекты по цене 12 800 руб., предоставляя покупателям 60-дневную отсрочку платежа. К сожалению, в учетной системе Альфы одна из таких сделок принесла компании убыток, и торговый агент не получил вознаграждение (рис. 2). [1]

Рис. 2. Отражение в управленческом учете сделки с мебелью

Так что, сделка убыточна? Учетная система говорит, что «да», но здравый смысл не соглашается.

Выбор валюты учета не является простым. Теоретики бухучета спорят на эту тему уже много десятков лет. Последние, и, пожалуй, наиболее ценные, соображения можно почерпнуть из Международного стандарта финансовой отчетности № 21 «Влияние изменений валютных курсов». Стандарт вводит понятие функциональной валюты – валюты, используемой в основной экономической среде, в которой предприятие осуществляет свою деятельность. Не стало понятнее? 🙂 Ознакомьтесь с разъяснениями стандарта:

9. Основная экономическая среда, в которой предприятие осуществляет свою деятельность — экономическая среда, в которой оно зарабатывает и использует основную часть своих денежных средств. При определении своей функциональной валюты предприятие должно учитывать следующее:

(i) которая больше всего влияет на цены товаров и услуг (часто таковой является валюта, в которой установлены цены и производятся расчеты за продажу товаров и услуг его производства);

(ii) страны, чьи условия конкуренции и нормативная база в основном определяют продажные цены на товары и услуги;

(b) валюту, которая в основном определяет затраты на оплату труда, материалы и прочие затраты, связанные с предоставлением товаров и услуг предприятия (часто таковой является валюта, в которой определены такие затраты и в которой производятся расчеты);

10. Для подтверждения определения функциональной валюты предприятия также могут использоваться следующие факторы:

(a) Валюта средств, поступающих от деятельности по финансированию (например, от эмиссии долговых и долевых инструментов).

(b) Валюта, в которой хранятся денежные средства от операционной деятельности.

12. Если указанные выше показатели не позволяют сделать однозначный вывод, и выбор функциональной валюты не очевиден, руководство предприятия на основании собственного суждения определяет функциональную валюту, которая наиболее правдиво отражает экономические последствия соответствующих операций, событий и обстоятельств. При применении этого подхода руководство рассматривает в качестве приоритетных первичные показатели, приведенные в пункте 9, и только после этого — показатели, указанные в пункте 10, предназначенные для предоставления дополнительных обоснований при определении функциональной валюты предприятия.

13. Функциональная валюта предприятия отражает операции, события и обстоятельства, относящиеся к предприятию. Таким образом, после определения функциональная валюта остается неизменной, исключение составляют случаи появления изменений в базовых операциях, событиях и обстоятельствах.

Итак, выбор функциональной валюты (валюты управленческого учета) в первую очередь следует основывать на валюте, в которой компания продает свои товары/услуги. Например, большинство российских туроператоров продают свои туры в долларах/евро, используя для оплаты рубли по внутреннему курсу компании. А практически вся розница торгует за рубли; редко-редко встретишь магазины, в которых ценники в у.е. или валюте. Таким образом, туроператоры будут вести учет в долларах, а ритейл – в рублях.

Сложности возникают, если часть продаж компании номинирована в рублях, а часть в долларах. [2] При этом заметим, что компания не вольна определять валюту, в которой продает товары/услуги, так как валюта – элемент рыночных отношений. А кому хочется «плыть против течения»? Если, например, большинство конкурентов устанавливают долларовые цены, а вы – рублевые, то в моменты роста курса у вас будет приток клиентов. Вот только маржинальность продаж будет невысокой (зеленая область на рис. 3). Когда же курс снижается, ваш объем продаж также будет снижаться, вследствие неконкурентных цен (серая область).

Рис. 3. Если рыночные цены номинированы в долларах, компании не следует фиксировать цены в рублях; 1 сентября и вы, и конкуренты установили цену $100, но конкуренты номинировали цену в долларах, а вы зафиксировали ее в рублях по курсу на 1 сентября

Итак, если объем продаж более менее распределен между двумя валютами, при выборе функциональной валюты во вторую очередь следует рассмотреть пункты 9(а)(ii) и 9(b), которые в большинстве случаев склонят вас к выбору в пользу рубля. Можно представить ситуацию, когда две существенные статьи расходов – заработная плата и аренда – номинированы в долларах. Пожалуй, тогда еще можно задуматься, а не выбрать ли в качестве учетной валюты доллар!? Но даже в этом случае, думая о будущем, следует предпочесть учетный рубль. Тенденция последнего десятилетия говорит о том, что всё больше и больше цен переходят из долларовой зоны в рублевую. Так что, выбрав доллар, через несколько лет вы можете оказаться в ситуации, когда захотите сменить учетную валюту.

Наверное, можно упомянуть и еще один аргумент, который будет влиять в пользу выбора доллара в качестве учетной валюты. Если цель собственника вывести капитал за границу, его, естественно, будет интересовать доход в долларах… В МСФО про это вряд ли что найдешь… 🙂

Выбор функциональной валюты важный, но лишь первый шаг в управлении валютными рисками. Продолжение следует…

[1] Пример получился немного искусственным, но уж очень хотелось показать по сделке убыток… 🙂

[2] Номинирование сделок в валюте не противоречит законодательству. Платежи в РФ между резидентами должны быть в рублях, а вот валюта сделки может быть любой.

Источник статьи: http://baguzin.ru/wp/vybor-valyuty-v-upravlencheskom-uchete/

Валюта управленческой отчетности: рубли или доллары?

Автор: Илья Дискин, партнер консалтинговой компании «Ноймарк»
Опубликовано: 16 сентября 2005

Валюта управленческой отчетности: рубли или доллары?

Многие банки и предприятия сталкиваются с проблемой выбора валюты управленческого учета и отчетности. Одни выбирают рубли, потому что значительная доля их операций приходится на рублевые транзакции. Другие – например, значительная часть московских банков и дочерние организации зарубежных компаний – используют доллары США и другие валюты по тем же соображениям. Все-таки на чем остановиться? Что необходимо помнить, выбирая валюту управленческой отчетности и бюджетов?

История вопроса

Предприятия и банки вправе выбирать валюту внутренней отчетности самостоятельно. Традиционно выбор идет в пользу той валюты, на которую компанию ориентируют ее акционеры.

Так, в одной торговой компании акционер поставил перед топ-менеджментом следующую задачу: «Необходимо обеспечить рентабельность собственного капитала после дополнительной эмиссии в размере 20 млн. долл. США на уровне как минимум 20% годовых в валюте». При такой постановке наиболее приемлемый для этого предприятия вариант – это формирование долларовой управленческой отчетности. В противном случае компании пришлось бы дополнительно рассчитывать рентабельность капитала, а с ней и консолидированную управленческую отчетность, в долларах США. Другой пример – банк формировал «реальный» бюджет в долларах США, а «официальный» бюджет (т.е. прогнозная бухгалтерская отчетность для проверки выполнения нормативов Банка России) – в рублях.

Надо сказать, что, в отличие от крупных банков, средние и мелкие российские банки, равно как и большинство предприятий, лишь относительно недавно стали уделять пристальное внимание вопросам управленческого учета и отчетности. В основном упор делался ранее на использовании официальной внешней отчетности. Не секрет, что эта отчетность чаще всего не может служить основой для принятия управленческих решений, и ее необходимо корректировать.

«Плюсы» и «минусы» рублевой управленческой отчетности

Главным «плюсом» рублевой управленческой отчетности является простота ее составления, так как бухгалтерская отчетность составлена тоже в рублях. Если и нужно сделать какие-либо корректировки к бухгалтерской отчетности, то они, во всяком случае, не будут глобальными, то есть затрагивающими весь баланс и отчет о прибылях и убытках. На самом деле, в этом умозаключении кроется довольно распространенная ошибка.

Дело в том, что рублевая отчетность как раз является недостоверной. Уставный капитал, эмиссионный доход, основные средства, нематериальные активы и долгосрочные инвестиции должны быть отражены по их справедливой, то есть реальной, стоимости. Разберем по отдельности порядок достоверного отражения перечисленных выше активов и пассивов.

Уставный капитал, эмиссионный доход и долгосрочные инвестиции

Если уставный капитал компании в 1991 году был сформирован в сумме 1000 рублей, то он и в 2003 году, согласно нормативным актам по бухгалтерскому учету на предприятиях и в банках, будет равен 1000 рублей. Хотя акционеры будут считать, что они 10 лет назад внесли в уставный капитал 1000 рублей по курсу, допустим, 1:1; всего – 1000 долларов США. В итоге бухгалтерская отчетность компании непрозрачна, так как рубль подешевел относительно доллара США с тех пор с учетом деноминации в 32 раза (в нашем примере). Так, в одном банке после применения МСФО 29 «Учет и отчетность в условиях гиперинфляции» взносы в уставный капитал были переоценены по кумулятивным индексам инфляции с 80 млн. руб. до 1 020 млн. руб., т.е. уставный капитал вырос более чем в 12 раз. Аналогичный эффект наблюдался, когда была составлена отчетность этого банка в долларах США: уставный капитал вырос более чем в 9 раз.

Это же в полной мере относится и к бухгалтерскому учету долгосрочных инвестиций в акции и паи: они не переоцениваются по индексу изменения цен, а отражаются в бухгалтерском учете по стоимости приобретения за вычетом резервов. Однако инвестиции переоценивать нужно хотя бы потому, что они являются отражением уставных капиталов других организаций, которые, в свою очередь, должны переоцениваться вследствие гиперинфляции.

Основные средства и нематериальные активы

Недостатки в методах бухгалтерского учета уставного капитала, эмиссионного дохода и долгосрочных инвестиций частично решены в банковских и промышленных правилах ведения бухгалтерского учета основных средств. Они, как известно, подлежали обязательной переоценке по индексам Госкомстата РФ вплоть до 1997 года (кроме бюджетных организаций, переоценка основных средств которых предусмотрена по состоянию на 1 января 2003 года). После 1998 года их можно переоценивать в банках только по экспертному заключению сертифицированного оценщика. Похожие принципы заложены в новые ПБУ для промышленных предприятий. Получается, что основные средства и нематериальные активы, тем не менее, показываются в российском бухгалтерском учете искаженно. Для того же банка, о котором шла речь выше, основные средства после гиперинфляционной переоценки выросли с 400 млн. руб. до 1 900 млн. руб., т.е. почти в 5 раз (при переводе в твердую валюту – в 4 раза). Однако после подобной переоценки иногда возникает ситуация, при которой необходимо уценивать основные средства – рыночная стоимость объекта ниже балансовой.

Что же делать? Выхода два: первый – переоценивать вышеуказанные статьи по индексам изменения рублевых цен, и второй – переводить эти статьи в твердую валюту. И для первого варианта, и для второго велосипед изобретать не нужно. Нужно просто применить методику МСФО 29 либо аналогичную ей процедуру трансформации отчетности в другую валюту (например, из рублей в доллары США). В рамках этих методик нужно переценивать так называемые «немонетарные» статьи баланса (уже упоминавшиеся уставный капитал, эмиссионный доход, основные средства, нематериальные активы долгосрочные инвестиции, а также резервы в части доходов и расходов отчетного периода). Немонетарными (от англ. «non-monetary» или неденежные) эти статьи называются потому, что не имеют требований или обязательств, номинально выраженных в денежном выражении.

Теперь понятен главный «минус» рублевой управленческой отчетности – если нет гиперинфляционной составляющей переоценки, отчетность становится искаженной, а если все требования гиперинфляционной переоценки выполнены – затраты на переоценку становятся порой непосильными.

Сложная судьба МСФО 29 в России

Самое главное допущение гиперинфляционной переоценки (которое используют в том числе международные аудиторы «Большой Четверки») состоит в том, что трансформационный коэффициент полагается равным индексу потребительских цен. А этот индекс, равно как и все другие (например, дефлятор ВВП или комбинированный индекс Фишера) отражает темп изменения цен по довольно ограниченному набору товаров и услуг, при этом слабо отражает динамику изменения стоимости, скажем, уставного капитала банка или предприятия. К слову, это не единственное допущение МСФО 29. Полагается, например, что изменение цен происходит равномерно в течение месяца (на период менее месяца официальные темпы инфляции не рассчитываются вовсе).

Некоторые полагают, что после того, как Россия перестанет признаваться страной с гиперинфляционной экономикой, отпадет необходимость переоценивать немонетарные активы и пассивы. Однако это не так. Для того, чтобы получить реальную отчетность банка за 2004 год в рублях, необходимо будет, тем не менее, сделать переоценку входящих остатков по состоянию на конец 2003 года. И если эти остатки формировались в течение 90-х, то их a priori нужно корректировать ввиду прошедшей, но не ставшей неактуальной, гиперинфляции. Между тем, сами международные аудиторы подписывали недостоверные балансы российских банков по МСФО вплоть до 2001 года. Тогда МСФО 29 по непонятным причинам в России не применялся, хотя в таких странах как Украина, Бразилия и Турция он уже в 90-х (стандарт был принят в 1990 году) стал нормой.

Может быть, не стоит вообще переоценивать немонетарные активы для целей управленческого учета? Ведь от этого одни проблемы. Для иллюстрации обратного хотелось бы привести пример одного предприятия. Когда они проходили международный аудит, аудиторы рассчитали показатели отчетности предприятия по МСФО и, с учетом применения МСФО 29, у предприятия получился убыток. Несмотря на то, что по бухгалтерской отчетности была отражена прибыль. Убыток появился из-за того, что в начале отчетного года была осуществлена дополнительная эмиссия акций на сумму порядка 600 млн. руб. При этом отрицательная переоценка уставного капитала за этого год по МСФО 29 составила примерно 600 млн. руб. * 20% (годовой темп инфляции) = 120 млн. руб. Однако предприятие заработало за год лишь 10 млн. руб. Получается, предприятие не смогло «догнать» темп инфляции и сработало «хуже» нее, так как реальная доходность операций (т.е. номинальная рентабельность за минусом темпа инфляции) оказалась отрицательной.

После того, как предприятие проверило все расчеты и убедилось в их точности и разумности, было сделано следующее заявление: «Конечно, все правильно. Но у нас есть оффшоры, где спрятана наша основная прибыль, однако мы ее вам не показывали». Таким образом, у предприятия появился выбор – показать оффшоры и заверить реальную прибыль группы, либо же не показывать оффшоры и смириться с убытком. Какое решение приняли бы вы? Это предприятие выбрало второй вариант. Главное в этой истории то, что российский бухгалтерский учет позволяет на законном основании скрывать убытки.

ВЫВОД: все предприятия и банки можно разделить на три категории:

  • Компании со сложившейся по состоянию на конец 1996 года структурой уставного капитала и значительной балансовой стоимостью основных средств;
  • Компании с «молодым» бизнесом, т.е. учрежденные менее 7 лет назад, с преобладанием рублевых операций и имеющие стратегические и тактические цели развития, выраженные в рублевых величинах;
  • Компании с «молодым» бизнесом с преобладанием операций в твердой иностранной валюте либо имеющие стратегические и тактические цели, выраженные в подобной валюте.

Для 2-й категории мы рекомендуем использовать рубль в качестве валюты управленческих отчетов и бюджетов. Для таких компаний гиперинфляционная переоценка не будет кардинально менять структуру баланса. Для предприятий и банков из 1-й и 3-й категорий более целесообразно для управленческих целей использовать твердую иностранную валюту.

Автор: Илья Дискин, партнер консалтинговой компании «Ноймарк»

Источник статьи: http://gaap.ru/articles/valyuta_upravlencheskoy_otchetnosti_rubli_ili_dollary/


Adblock
detector